Eurotehnik.ru

Бытовая Техника "Евротехник"
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Безопасное расстояние от ЛЭП до жилого дома

Безопасное расстояние от ЛЭП до жилого дома

В конце 70 годов прошлого века европейскими учеными стали проводиться масштабные исследования с людьми, проживающими вблизи линий электропередач. Результаты удивили негативным влиянием ЛЭП: каждая линия электропередач создает электромагнитное излучение, вредное для здоровья человека. Чем выше напряжение, тем интенсивнее электромагнитное поле.

влияние ЛЭП

Результатом данного воздействия является снижение иммунитета, нарушение обмена веществ и ухудшение работы сердечно-сосудистой и нервной систем. Электромагнитное излучение оказывает негативное воздействие на мочеполовую систему, появляются нарушения репродуктивной системы. Люди, живущие вблизи ЛЭП ощущают частые головные боли, слабость.

По завершению исследования ученые определили безопасное расстояние нахождения от линий электропередач.

влияние ЛЭП

Дом рядом с линией электропередач: опасно ли это?

Дом рядом с линией электропередач: опасно ли это?

Опоры высоковольтных линий электропередач (ЛЭП) с тянущимися от них проводами можно увидеть не только вдоль трасс или в полях, но и в жилых районах каждого города Эстонии. Этот факт вызывает беспокойство некоторых жителей, которые полагают, что подобное соседство может навредить их здоровью, и ратуют за то, чтобы закладывать провода под землю. «МК-Эстония» выяснила, опасно ли жить рядом с ЛЭП и почему большинство проводов до сих пор проходит по воздуху.

В редакцию обратилась жительница дома на Ярвеотса теэ, 2, в Таллинне Анна. Она живет в последнем подъезде, и ее квартира как раз угловая, то есть расположена у торцевой стены дома. А за стеной находятся высоковольтные линии.

«Не знаю, есть ли до них десять метров или, может, меньше. Планировки квартир такие, что торец – это в основном спальни, в которых спят люди, дети. У меня, например, двое малолетних детей, у соседки трое. По стандарту жить безопасно для здоровья можно не менее, чем в 30 метрах от высоковольтных линий. В опасные 30 метров попадает весь подъезд, а это 72 квартиры в девятиэтажном доме», – жалуется девушка.

Она добавляет, что несколько лет назад из передачи по Первому Балтийскому каналу узнала, что в Эстонии приобрели машину, которая помогает прятать линии глубоко под землю, и работы уже начались.

«Насколько я знаю, работы ведутся и сейчас в местах, очень отдаленных от домов, а до нас очередь все не доходит. Таллинн заботится об эстетичном виде центральных районов, а как же мы? Ведь такая близость линий – это ежедневная опасность для нашего здоровья, – считает Анна. – Почему в первую очередь не убирают линии, которые так близко к жилью, а потом уже наводят красоту в других местах? Очень не хочется, чтобы жители нашего подъезда в будущем оказались пациентами онкологических отделений больниц».

Нормы в норме

Старший специалист и начальник контроля качества центральной лаборатории физики Департамента здоровья Яан Мелл говорит, что, исходя из основ физики электромагнетизма и на основании замеров, можно заключить, что уровни низкочастотного магнитного и электрического полей на расстоянии 15 метров от ЛЭП в обычных условиях не превышают норм, которые приняты для зон жилья и отдыха, жилых построек, зданий общего пользования, а также учебных помещений. Эти нормы установлены постановлением министра социальных дел № 38 от 21.02.2002.

«Результаты замеров составляют, как правило, малую долю от этих норм, – комментирует представитель Департамента здоровья. – Закон не запрещает нахождение человека в охранной зоне, но устанавливает часть ограничений и запретов на деятельность, в результате которой может быть причинен ущерб опорам ЛЭП или появиться опасность для самого человека».

Яан Мелл также отмечает, что, согласно постановлению от 26.03.2007 № 19, охранная зона достигает 25 метров в обе стороны от опоры ЛЭП при воздушных линиях от 35 до 110 кВ.

«Обязательные ограничения на электрическое и магнитное поле действуют в среде, где человек находится продолжительное время. Например, в жилых помещениях, детских учреждениях, школах и спортивных постройках. Нормы существуют также для рабочей среды, например, на территории подстанций», – объясняет Айн Кестер, менеджер по коммуникациям компании Elering, которая является государственным оператором электросетей в Эстонии.

По словам Кестера, у Elering нет информации о том, что на обслуживаемых ими линиях норма магнитных и электронных полей в жилой среде была бы выше лимита. Он добавляет, что торец дома на Ярвеотса теэ находится от ближайшей ЛЭП примерно в 10–15 метрах, а на таком расстоянии поле ниже разрешенной нормы.

Простой фен и то опаснее

Менеджер по коммуникациям Elering отмечает, что на территории Таллинна в густо заселенных районах есть планы заменить подземными кабелями проходящие по воздуху линии высокого напряжения. В последние годы под землю были проложены линии Вескиметса-Ярве и Ярве-Эндла.

Читайте так же:
Как в ворде сделать метр в квадрате

«Скорее всего, подземными кабелями заменим воздушные линии и в Тарту. Но большая часть ЛЭП в будущем останется линиями, проходящими по воздуху. Подземный кабель может быть в пять-десять раз дороже, чем воздушная линия, а в некоторых случаях даже в целых 20 раз. Потребитель электроэнергии просто не способен оплатить укладку всех линий под землю», – объясняет Айн Кестер.

Он добавляет, что электромагнитные поля исходят также и от подземных кабелей, но у них распространенность поля еще более низкая, чем у воздушных линий.

«Есть планы заменить ЛЭП на Ярвеотса теэ подземными. Если все приготовления будут проходить по плану, это может произойти в ближайшие пять-шесть лет, – констатирует Кестер. – Согласно регистру построек, квартирный дом на Ярвеотса теэ, 2, построен в 1982 году. Там проходят линии 1950–1960 годов, то есть ЛЭП были там за несколько десятков лет до того, как построили дома».

Подавляющая часть передающих электричество линий в Эстонии, по словам Айна Кестера, построены десятки лет назад по нормам тех лет. Elering заботится о том, чтобы старые ЛЭП отвечали современным требованиям. Провода не должны, например, провисать слишком низко. Средний возраст электролиний Elering – 38 лет. Обычно ЛЭП перестраивают к 60 годам.

«Под линиями электропередач поле и индуцированный ток очень слабые по сравнению, например, с электромагнитными полями, существующими в производстве или даже в домашнем хозяйстве. Такие поля создают, например, электрический фен, электробритва, стиральная машина, микроволновая печь, пылесос, также мобильные телефоны, телевизоры, стереоустановки и другие приборы, – перечисляет менеджер по коммуникациям Elering. – Большее влияние оказывают устройства, находящиеся ближе к человеческому телу. Например, мобильные телефоны или фен».

Айн Кестер отмечает, что ученые долго изучали электромагнитные поля, и работа в этом направлении продолжается. Большинство исследователей придерживается мнения, что влияние слабых электромагнитных полей очень мало, если оно вообще есть. Того же мнения придерживается и Всемирная организация здравоохранения.

Зависит от зоны

Компания Elektrilevi – крупнейшее в Эстонии предприятие, занимающееся передачей и распределением электроэнергии. Она обслуживает около 61 000 километров электролиний и более 22 000 подстанций. Представитель компании Elektrilevi Андрес Пихлак говорит, что их приоритеты – повысить прочность и безопасность сети. В свете этого сейчас идет инвестирование в ее развитие.

«Сеть Elektrilevi делится на четыре зоны: зоны со сверхплотной, плотной, среднеплотной и редкой застройкой. Чем плотнее застройка, тем меньше у нас в этой зоне воздушных линий. Например, в зонах со сверхплотной и плотной застройкой практически вся сеть уложена под землю. Это относится к большей части Таллинна, – приводит пример Андрес Пихлак. – Подземный кабель в свою очередь – это самое дорогое решение, и ни для одной зоны не является рентабельным».

В зоне редкой застройки, а это, как поясняет Пихлак, например, сельская местность с единичными хозяйствами, сеть воздушных линий с голыми проводами. Но там риски, связанные с опасностью, ниже, так как застройка возле линий очень редкая и в непосредственной близости с ЛЭП человек оказывается реже.

«Если в ходе обновления на ЛЭП мы меняем голые провода на кабель, покрытый современным изоляционным материалом, то сама сеть становится более выносливой и рентабельной. То есть в зонах с редкой застройкой нужды отправлять линии под землю нет», – заключает представитель Elektrilevi.

Переход в подземелье

Ирина Боенко, руководитель по связям с общественностью компании VKG, которая является вторым по величине предприятием в Эстонии по распределению электроэнергии, говорит, что в их практике есть примеры переноса линий электропередач под землю. В основном можно выделить следующие направления.

«Во-первых, это делается при строительстве объектов для уменьшения площади охранной зоны воздушных линий электропередач. Так, например, для низковольтных ЛЭП охранная зона составляет два метра от оси воздушной линии, а при классе среднего напряжения уже десять метров. Для кабельных линий охранной зоной является участок земли, ограниченный вертикальными плоскостями по горизонтали на расстоянии один метр по обе стороны от крайних кабелей», – констатирует Ирина Боенко.

Она объясняет, что так инвестиция в перенос кабеля под землю позволяет более эффективно использовать имеющийся грунт.

Такие проекты VKG реализует в основном под заказ частных фирм, занимающихся строительством и развитием грунтов, недвижимости, жилых и бизнес-объектов.

«Во-вторых, это общегородские проекты, при которых проводятся работы по замене, например, освещения или каких-либо других коммуникаций в городе. В этом случае, перенос кабеля под землю к другим коммуникациям является сопутствующим проектом. Такого рода проекты мы осуществляем в сотрудничестве с городскими и волостными управлениями», – рассказывает представитель VKG.

Читайте так же:
Массив интервалов в excel

Третьим направлением Боенко называет необходимость увеличить пропускную способность конкретной линии электропередач. Сейчас, например, у VKG уже есть составленный проект, направленный на увеличение пропускной способности ЛЭП в поселке Ольгина. Проект на данный момент находится на стадии подтверждения финансирования, и по плану предприятие надеется его реализовать в следующем году.

«Также мы отдаем предпочтение кабельным линиям при строительстве новых ЛЭП и при проектах реконструкции уже имеющихся. Стоит отметить, что перенос имеющихся линий передач под землю является капиталоемкой инвестицией с долгим сроком окупаемости», – подытоживает Ирина Боенко.

Способы себя обезопасить

Главное, что необходимо сделать, чтобы оценить степень опасности линии электропередачи – воспользоваться услугами экспертной организации, чтобы определить, насколько реальна угроза.

Экологические эксперты замерят значение показателей электромагнитного поля в квартире и определят, стоит ли оставаться в этом доме, или лучше сменить прописку. Результаты экспертизы будут оформлены официальным заключением, обладающим полной юридической силой.

Также необходимо учитывать, что люди могут по-разному реагировать на воздействие электромагнетизма, в зависимости от особенностей организма.

Но если вы планируете приобретать жилплощадь, необходимо убедиться, что в непосредственной близости от дома не проходит высоковольтная линия электропередачи, чтобы исключить опасный фактор.

Новостройки Санкт-Петербурга близ аэропорта. Плюсы и минусы

Новостройки в зонах повышенного риска - Фото 3Проживание возле аэропорта сокращает жизнь

Селиться в окрестностях аэропорта – дело на любителя. С одной стороны, взлеты и посадки самолетов – завораживающее зрелище, способное очаровать романтические натуры. Прагматики же знают, что территория вокруг воздушных гаваней привлекательна для бизнеса и обладает развитой транспортной инфраструктурой. С другой стороны, зоны в окрестностях аэропортов всегда несут повышенную опасность для живущих в них людей. Это связано, прежде всего, с сильным шумом и вибрацией, опасными для здоровья электромагнитными излучениями.

Расположение и этажность домов должны быть согласованы с соответствующими службами аэропорта и зафиксированы в Градостроительном плане. Согласно нормам, жилую застройку можно возводить в зоне аэропорта, где громкость шума не превышает 55 дБ. Посмотреть эти нормы можно в законодательной базе. Существует два главных документа — СанПиН 2.1.2.1002-00, в котором собраны требования к жилым зданиям относительно уровня шума, вибрации, электромагнитного излучения, и СН 2.2.4/2.1.8.562-96 «Шум на рабочих местах, в помещениях жилых, общественных зданий и на территории жилой застройки».

Аэропорт «Пулково» расположен на возвышенности, что достаточно удобно для жилой застройки. Взлеты и посадки самолетов не слишком мешают проживающим здесь людям. Санитарная зона составляет всего 600 метров, а на расстоянии в один километр человек может чувствовать себя достаточно комфортно.

Спрос на квартиры в районе аэропорта стабильно высок, и этот тренд имеет несколько причин:

  • стоимость квартир на 5-10% ниже, чем в среднем по городу;
  • множество торгово-развлекательных центров;
  • отличная транспортная инфраструктура (оживленные шоссе, отсутствие пробок, соседство кольцевой автодороги).

Те, кто отказывается от покупки новостройки вблизи аэропорта, делают это скорее по психологическим причинам.

В непосредственной близости от аэропорта ведется активное жилое строительство. Несколько проектов завершены, другие находятся в процессе строительства. ЖК «Пулковский-2» сдан компанией «ЦДС» в III квартале текущего года. ЖК «Планетоград» на пересечении Пулковского и Волхонского шоссе находится в процессе строительства. Компания «Сетл Сити» до 2023 года построит 5 кварталов элитного малоэтажного жилья, а также культурный центр и торгово-развлекательную инфраструктуру. В I квартале 2016 года в Московском районе ожидается сдача ЖК «Город цветов» от застройщика «БКН-Девелопмент».

Зону можно сократить

После того, как судебные решения вступили в силу, владелец строений обратился в Сетевую компанию Вместе они нашли решение, устраивающее обе стороны. Заключили соглашение, которое позволяет устранить нарушения охранной зоны и в то же время сохранить возведённые постройки. Для этого собственник построек обязался своими силами реконструировать воздушные линии электропередачи – перевести их в кабельное исполнение. Это позволит сократить охранную зону, ведь для кабельных ЛЭП охранные зоны значительно меньше. Реконструкция должна проводиться с согласования энергокомпании. Прежде чем её начать, собственник строений получил у сетевиков технические условия предстоящих работ.

В этом же посёлке Киндери Высокогорского района буквально на соседнем участке обнаружили ещё одного нарушителя. Прямо под проводами воздушной линии электропередачи 10 киловольт – то есть в охранной зоне — предприниматель поставил металлические контейнеры, развернул в них торговлю строительными материалами. Это породило сразу несколько проблем. Поскольку доступ к ЛЭП был перекрыт, персонал энергокомпании не мог подъехать к высоковольтной линии, чтобы обслуживать и ремонтировать её. В опасности оказались жизнь и здоровье граждан, совершающих покупки в торговых павильонах. Энергокомпания в письменной форме потребовала от собственника торговых контейнеров устранить нарушение. Но он их проигнорировал. Владелец торговой базы вынес металлические контейнеры из охранной зоны ЛЭП только после того, как компания обратилась в суд.

Читайте так же:
Где находится javascript в яндекс браузере

Опять-таки через суд пришлось устранять и нарушение в селе Русское Макулово Верхнеуслонского района. Там житель не побоялся поставить сауну, гараж и беседку прямо под проводами воздушных линий напряжением 10 киловольт. Нарушив тем самым охранную зону сразу двух линий электропередач. После принятия судами решения о сносе построек, собственник построек решил реконструировать ЛЭП за свой счёт. Он провел работы по замене воздушной линии на кабельную линию. И сохранил свои постройки.

Дома высокого напряжения

Эта невероятная история началась в 2008—2011 гг.одах, когда в Любовском развернулось малоэтажное строительство. Разрешения на него выдавала администрация Приморского района. Коттеджи, гаражи и хозпостройки появлялись на расстоянии всего пяти-двадцати метров от высоковольтных линий.

Люди построились, благополучно зарегистрировали право собственности, прописались и стали жить-поживать. А в январе 2015 года представители сетевой организации во время обхода увидели это вопиющее нарушение 25-метровой охранной зоны ЛЭП. Рядом с проводами под напряжением в 25 тысяч вольт бурлила жизнь, ездили машины, играли дети…

Оказалось, владельцы участков обязаны были получить разрешение на строительство ещё и у сетевых организаций. Одна из собственниц коттеджей уже постфактум обратилась за согласованием в «Магистральные электрические сети Северо-Запада». И получила отказ, поскольку её дом построен всего в 11 метрах от высоковольтных линий. Женщина попыталась оспорить отказ в Приморском суде, но тот в сентябре 2015 года согласился с представителями сетевых организаций.

Фото Артёма Келарева

Тут жить нельзя

Тем временем Северное предприятие магистральных электрических сетей (филиал «ФСК ЕЭС») обратилось в тот же суд с иском ко всем застройщикам о сносе самовольных построек, возведённых в охранной зоне.

Сетевики мотивировали свои требования так: застройка мешает нормальной эксплуатации линий, случись что — для ремонта даже не подъехать. А если пожар? Повреждение проводов может спровоцировать чрезвычайную ситуацию во всём районе. Наконец, линии электропередач представляют опасность для жизни и здоровья самих обитателей коттеджей.

Владельцы домов в суде привели такие аргументы: об охранной зоне и необходимости согласования с сетевой организацией не знали, местная администрация дала официальное добро на строительство, у нас на руках документы о праве собственности.

Кстати, прокуратура в ходе проверки усмотрела вину Приморской администрации в том, что она допустила такую ситуацию. В суде администрация выступала как третье лицо. Её позиция — информация о возведённых линиях электропередач на момент выдачи разрешения на строительство к ним не поступала.

Но суд исходил из того, что закон обязывает самих землепользователей получать у сетевых организаций разрешение ещё до начала строительства. Доводы об отсутствии линий электропередач на картах в суде также не прошли. Высокие опоры и провода ЛЭП трудно не заметить, и поставлено-протянуто всё это ещё в 70-80-годы прошлого века.

В итоге в декабре 2015-го Приморский районный суд принял беспрецедентное решение: снести самовольные постройки за счёт владельцев. «Ответчики не проявили надлежащую разумную заботливость», — сказано в решении суда.

Жители Любовского подали апелляцию в областной суд, но он оставил решение в силе.

Фото Артёма Келарева

Было право, стало «лево»

Людей, честно говоря, жаль. Если бы они построили дома, вообще не спросив никого, — это одно. Но они обратились в местные органы власти, где имеются специалисты в различных областях, и в том числе правовой. Сетевые организации тоже, наверное, могли бы проверять своё хозяйство почаще, чем раз в семь лет, чтобы вовремя выявлять нарушения. А тут хозяева уже и в Росреестре всё успели зарегистрировать.

Кстати, а как же право собственности — казалось бы, незыблемое?

— Правоустанавливающие документы на недвижимость могут быть отменены, если в ходе строительства были нарушены требования закона, — пояснила пресс-секретарь Архангельского областного суда Ксения Соловьёва. — Решение суда служит основанием для прекращения права собственности.

Владельцы коттеджей сдаваться не собираются. Хотя решение о сносе вступило в законную силу, его ещё можно обжаловать в президиуме Архангельского областного суда и Верховном суде РФ. А значит, точка в деле пока не поставлена.

В пресс-службе регионального управления ФССП нам пояснили: поскольку решение суда вступило в силу, исполнительный лист поступит к судебным приставам и они будут обязаны добиваться сноса. Но владельцы домов вправе обратиться в суд с просьбой о приостановлении исполнительного производства, пока они используют все возможности для обжалования судебного решения.

Читайте так же:
Можно ли восстановить замененный файл

Администрация Приморского района комментировать ситуацию пока не готова.

Фото Артёма Келарева

Не хватило пары метров

Чтобы увидеть всё своими глазами, мы отправились в Любовское. Под строительство здесь было выделено пять участков. Четыре дома уже построено, под пятый забито свайное основание. Причём, дома эти — не дачные постройки, а большие двухэтажные коттеджи. Их при всём желании уже не перенести — только сносить.

Хозяевам всех участков в своё время пришлось думать: как поставить жильё ближе к грунтовой дороге, которая проходит прямо под проводами ЛЭП, но отступив от них, насколько позволяли границы участков. Одним удалось «уйти» из-под проводов на двадцать метров, другим — на двадцать три. А требуется — минимум двадцать пять от крайнего провода ЛЭП.

О данном требовании жители домов узнали совсем недавно от работников, которые обслуживают линию электропередачи. Оказалось: согласно закону, непосредственно под ЛЭП и ближе 25 метров от неё никаких жилых строений быть не должно. Если окажутся — ответ один: сносить. Тот же вердикт выносит суд.

Кто «подставил» владельцев этих участков и домов? Когда участки выдавались под застройку, никто не предупреждал новых владельцев о требованиях безопасности. Возможно, местные власти, выделившее землю под строительство, о существующих правилах и сами не знали. А владельцы новых участков сделали и делают всё честно: исправно платят аренду за землю, официально получили разрешение на строительство, построились, зарегистрировались, и поселились.

Фото Артёма КелареваФото Артёма Келарева

Какую землю дали — на такой и живём

Вот что рассказал мне хозяин одного из домов, Игорь:

«В нашей семье пять человек, трое детей, из них двое несовершеннолетние, самой маленькой не исполнилось полгода. Дом для нас — единственное место проживания, больше жилья у нас никакого нет. Дом строился не один год. Разрешение на строительство нам выдали в 2010 году, построили к 2014-му, зарегистрировали в 2015-м. А дом напротив нашего — зарегистрирован уже восемь лет назад. Но никто никогда не говорил за это время о существующих требованиях. Ведь по закону как? Если мне, застройщику, дано разрешение на строительство — это значит, что все согласования уже получены, мне не надо что-то самому согласовывать, я должен верить этому документу. Если бы мы знали — отступили бы на требуемое расстояние, и даже больше, у нас условия позволяют. Там, в стороне, для дома даже больше место подходило, там уровень участка выше. Но решили поставить ближе к дороге.

Кстати, дальше (Игорь машет рукой в сторону проходящей неподалёку железной дороги), вот там, за дорогой, в полях точно так же участки выделялись. Хорошо, хоть там никто ещё не построился.

И что нам теперь — ломать свои дома? Но мы же всё сделали по закону! Почему мы должны отвечать за действия или бездействие власти? Почему нас выставили «крайними»? А ведь нас чуть не начали выселять «по-тихому».

— А не страшно вот так жить, всё же ЛЭП постоянно над головами, мало ли что?

— А чего тут страшного? Я вот у соседа спрашиваю: как тебе здесь? Отвечает: если честно, я как-то даже «подзаряжаюсь». Сам я работаю на железной дороге машинистом, и тут мне хорошо. Не чувствуется ничего такого. Я понимаю, конечно, что это в принципе опасно, и провод может упасть. Разные ситуации бывают, но должна сработать защита, если авария происходит. С другой стороны: какую землю нам дали, на такой и живём.

«Начинается та же самая свистопляска, которая у нас была весь прошлый год»

В Абхазии два дня продолжались перебои со снабжением электроэнергией. Потребители хотят, чтобы их детально информировали о том, что происходит. Руководитель пресс-службы госкомпании «Черноморэнерго» рассказал «Эху Кавказа» об аварии на высоковольтной линии «Шешелети-1» и о том, какие работы там проводились. В настоящее время авария ликвидирована и подача электроэнергии в республике восстановлена.

Вчера пресс-служба РУП «Черноморэнерго» на своей страничке в социальной сети Facebook сообщила об аварийном отключении высоковольтной линии «Шешелети-1». Без электроэнергии остались Очамчырский и Гулрыпшский районы и восточная часть Сухума.

О том, что происходило у потребителей электроэнергии, рассказала Асида Кортуа, которая живет в центре столицы:

«С точки зрения обычного потребителя электроэнергии начинается та же самая свистопляска, которая у нас была весь прошлый год. Мы думали, что как-то это уже отрегулировалось, к этим ночным отключениям мы как-то худо-бедно привыкли, но эти два дня сбой в системе произошел конкретный. То, что было объявлено ранее, что проводятся какие-то работы, сначала в это можно поверить. Но, когда ты видишь, каким образом свет включается и выключается, и включаешь логику, становится понятно, что там не ремонтные работы проводятся. У нас было так: час свет есть, потом два часа света нет, потом опять час свет есть, это не похоже на ремонт. Вокруг нас свет на одном квартале есть, на другом квартале его нет, это вся восточная часть города, это все один район. Тут не может быть такого, чтобы выборочно включали и отключали, если ремонт проходит. Я понимаю, если ты поехал делать ремонт, на целый день свет отключили, к вечеру свет дали, и он горит, как обычно горел».

Читайте так же:
Макрос цикла в excel

please wait

«Начинается та же самая свистопляска, которая у нас была весь прошлый год»
  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter
  • Поделиться ВКонтакте

No media source currently available

  • 128 kbps | MP3
  • 64 kbps | MP3

Асида Кортуа призывает госкомпанию «Черноморэнерго» быть более открытыми и более подробно рассказывать людям, что происходит и какие работы проводятся:

«Перепады света вообще убийственные, энергия так резко подскакивает и через час-полтора резко падает. Для бытовой техники это очень губительно, я думаю. Что касается сегодняшнего дня, это уже очень злит. Если это будет продолжаться бесконечно, лично я, как обычный гражданин Республики Абхазия, буду призывать, чтобы они каждую аварию и то, как они там работают и какие работы проводят, чтобы они для нас это освещали, иначе уже доверия никакого ни к «Черноморэнерго», ни к кому, кто с этой системой связан, у нас не осталось».

Гиви Кварчия

Гиви Кварчия: «Осенью или зимой мы можем прийти к точке невозврата в энергетике»

Руководитель пресс-службы госкомпании «Черноморэнерго» Алхас Гагулия сообщил «Эху Кавказа», что на высоковольтной линии «Шешелети-1» из-за возросших нагрузок начали провисать и гореть провода:

«Вчера у нас была аварийная ситуация на высоковольтной линии «Шешелети-1», это было связано с тем, что в холодное время увеличились нагрузки на эту линию, провода провисали и касались деревьев. Устранили в одном месте, провисло в другом, так было несколько раз за ночь, ребята всю ночь работали. А что касается общей ситуации, ну, все прекрасно знают, в каком состоянии находятся наши распределительные сети, устаревшее оборудование, трансформаторы, и, соответственно, происходят аварии, которые носят локальный характер, т.е. по низкой стороне, а также есть аварии и по высокой стороне. В каждом конкретном случае выезжает аварийная бригада и, в зависимости от повреждения, принимает соответствующие меры. Работа по устранению проблем никогда не прекращалась, в принципе, мы этим занимаемся круглогодично, двадцать четыре часа в сутки».

Абхазия: время запасаться электрогенераторами

Перепады напряжения и отключения электроснабжения на отдельных улицах города Алхас Гагулия объясняет неполадками в локальных сетях, которые находятся в плохом состоянии, что касается линии «Шешелети-1», то ее работа восстановлена и свет подается на всю территорию республики:

«Сегодня, если вы видели, мы давали объявление, что с 11.00 до 13.00 будет отключена эта линия, проводились ремонтные работы, и на данный момент «Шешелети-1» функционирует в обычном режиме. Безусловно, нагрузки на нее все равно выше номинала, но, тем не менее, свет подается в эти районы.

– Человек, с которым я сегодня разговаривала, она говорила о том, что у них вчера и сегодня с утра были какие-то странные отключения, когда на одной улице был свет, на другой его не было, свет то включали, то выключали. Когда его давали, напряжение было очень сильное, потом оно резко падало, с чем все это связано?

– Это связано с состоянием наших сетей и нагрузками на них, потому что разные части города питаются от разных подстанций, от разных фидеров, на разных фидерах разные нагрузки, и бывает, что выходят из строя непосредственно трансформаторы на местах в районах. Это носит, в принципе, повсеместный характер, и вот эти проблемы мы тоже ликвидируем. На данный момент по высокой стороне мы подаем свет на всю территорию республики, а по низкой стороне – это надо уже смотреть по районам».

Алхас Гагулия пояснил, что «высокой стороной» специалисты называют высоковольтные линии, которые «приходят» на узловые подстанции. От них отходят фидера («вспомогательные линии») низкого напряжения, которые подают свет непосредственно абонентам.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector